You are here

Кристофер Гиллберг: "Взрослые люди с синдромом Аспергера: долгосрочный прогноз"

Прогноз при синдроме Аспергера может быть крайне разнообразным. Многие люди, имевшие характерные проблемы в детстве, хорошо функционируют во взрослом возрасте, хотя у них сохраняются личные особенности, связанные с синдромом Аспергера, которые были заметны у них с самого раннего детства. Для других людей прогноз с точки зрения психосоциальной адаптации далеко не так хорош, и во взрослой жизни они так и не смогут жить независимо. Большинство занимают промежуточное положение между превосходной адаптацией и очень негативным прогнозом.

До сих пор неизвестно, какой процент людей с синдромом Аспергера попадает в ту или иную группу во взрослой жизни. Пока не было ни одного лонгитюдного проспективного исследования репрезентативных случаев синдрома. Однако только подобные исследования позволят нам ответить на вопрос: каков естественный путь развития синдрома Аспергера?

Основные проблемы

Несмотря на отсутствие систематических эмпирических исследований, существует большой клинический опыт, который позволяет высказать определенные предположения о долгосрочном прогнозе при синдроме Аспергера. Практически все авторы в этой области согласны с тем, что базовые социальные, коммуникативные и поведенческие проблемы, связанные с синдромом Аспергера, похоже, сохраняются на протяжении всей жизни.

Даже если со временем эти симптомы модифицируются, а к клинической картине добавляются всевозможные смежные проблемы (включая алкоголизм, измененные состояния сознания, депрессию и фиксацию на теме смерти), у пациента сохраняется очень специфическая неспособность к быстрому реагированию и взаимодействию в социальных ситуациях и с другими людьми в целом. Эта особенность иногда кажется полным отсутствием навыков "естественной импровизации".

Некоторые люди с этим синдромом способны имитировать несколько социальных "ролей", и в течение ограниченного времени они могут "отыгрывать" такие роли почти на уровне совершенства. Такая "актерская игра" определенно может одурачить других людей, которым неизвестно о базовых проблемах человека. В этом случае человек с синдромом Аспергера может казаться "полностью нормальным", по крайней мере, в течение непродолжительного времени.

Тем не менее, очень скоро становится очевидно, что такой человек почти начисто лишен способности к естественной импровизации в общении. Его ригидность, зависимость от жесткой рутины и нехватка социального здравого смысла обычно остаются "нетронутыми", несмотря на полученный социальный опыт, жизненные события и, если уж на то пошло, всевозможные виды психотерапии.

Отстраненная группа

По моему опыту, по крайней мере, двое из пяти людей с синдромом Аспергера остаются очень замкнутыми и отстраненными во взрослом возрасте. Такие люди ведут очень изолированный образ жизни, и им трудно переносить или даже просто выдержать компанию других людей. Они всегда выбирают изоляцию, если это возможно. Некоторые представители этой группы вступают в брак и заводят детей, но в таких случаях их супруги берут на себя все социальное взаимодействие.

Они запираются в своей комнате или "апартаментах", как только ужин подходит к концу, и отказываются тратить время на такие пустяки как светские беседы или обсуждения событий дня. В отличие от других людей, они проводят много времени за своим рабочим столом или в любимом кресле, тратя его на "важные дела" или "то да се". Иногда это действительно означает, что они работают над каким-то проектом, но в некоторых случаях – это просто повод сбежать от других людей, чтобы "посидеть и подумать" над "важными философскими проблемами". Прямые вопросы могут показать, что на самом деле они вовсе не размышляют, а просто сидят с "пустой" головой.

Небольшая подгруппа представителей отстраненного типа взрослых с синдромом Аспергера больше напоминает людей с классическим аутизмом. Со стороны кажется, что они полностью погружены в свой собственный мир, и даже не слышат людей, которые с ними разговаривают. Они словно могут сосредоточиться на другом человеке лишь на несколько секунд, а потом снова возвращаются к своему обычному отстраненному состоянию. Взрослые психиатры обычно приписывают представителям этой подгруппы "хроническую, но атипичную депрессию", "шизофреноформное расстройство" или "шизофрению второго типа".

Как и представителей двух других групп (активной и пассивной группы, о которых говорится ниже) некоторых отстраненных людей с синдромом Аспергера могут ошибочно воспринимать как холодных, злых людей с "тяжелым характером". Мнение окружающих об этих людях также может включать термины: инфантильный, наивный, хрупкий, странный, умиротворенный, чудаковатый и старомодный.

Активная и эксцентричная группа

Некоторые люди с синдромом Аспергера (один или двое человек из пяти) относятся к группе, которая проявляет чрезвычайно высокую социальную активность (и иногда весьма преуспевает на этом поприще). Однако несмотря на высокую общительность эти люди склонны вечно говорить и делать то, что совершенно неуместно в данной ситуации. Часто такие люди нарушают или неправильно трактуют дистанцию с другими людьми и редко проявляют какие-либо чувства по отношению к другим людям. Это те люди, которые чуть ли не орут, когда собеседник ожидает от них шепота. Они склонны таращиться на других людей. Если им что-то нужно, они предъявляют требования к другим людям без тени смущения. Представитель этой группы может часами рассказывать про свой специальный интерес, не обращая никакого внимания на реакцию собеседника, даже если другой человек в буквальном смысле уснул. Окружающие люди могут считать их "шовинистами", "занудами" или "ботаниками".

Некоторые люди из этой группы отличаются бурным темпераментом и эмоциональными вспышками, из-за чего окружающие могут заподозрить у них состояние мании. В некоторых случаях это даже приводит к госпитализации с диагнозом "мания". Впрочем, в некоторых случаях такой диагноз совершенно верен, поскольку, по всей видимости, маниакально-депрессивный психоз встречается у людей с синдромом Аспергера чаще, чем среди населения в целом.
Часто людей из этой группы считают хорошими и добродушными людьми, которые, тем не менее, быстро утомляют и вызывают раздражение.

Пассивная группа

Это относительно небольшая группа людей, которые демонстрируют явные признаки синдрома Аспергера в детстве, но в последующей жизни развивают так называемую "пассивную личность". У представителей этой группы чрезвычайно трудно, а иногда и просто невозможно заметить проявления синдрома. Обычно вы можете понять, что перед вами человек с синдромом Аспергера, только если вы знали его в очень юном возрасте.

Эти люди никогда не "поднимают шума" и не привлекают к себе внимания. Обычно такие люди ведут очень изолированную и замкнутую жизнь, но при этом они никогда не отвергают других людей. Они кажутся дружелюбными и доброжелательными, но при этом никогда не пытаются расширить свой круг знакомств или "произвести впечатление".

Только если вы близко узнаете такого человека, вы внезапно заметите, как из-под маски добродушия "проступает" типичная личность с синдромом Аспергера. У этого человека за фасадом безупречного дружелюбия, крайней деликатности и поверхностной вежливости скрыт ригидный, жесткий, жадный и, очень часто, склонный к сверхценностям характер. Людям из этой группы могут приписывать "обсессивно-компульсивное" и "пассивно-агрессивное" личностное расстройство.

Окружающие люди, которые встречают людей с синдромом Аспергера из этой группы, часто описывают их как "исключительно хороших", "очень добрых" и даже "святых". Впрочем, некоторые люди этого типа привлекают внимание своим крайним негативизмом.

Однако длительный опыт общения с представителями этой группы обнаруживает, что под маской "дружелюбия" находится "бесчувственная" критика и негативная фиксация на определенных темах или людях. Я знаю нескольких людей с синдромом Аспергера, чья личность развилась именно по "пассивно/дружелюбному" типу, и которым это не мешало жестоко мстить другим людям.

Другие проблемы

Вероятно, среди людей с синдромом Аспергера гораздо чаще встречаются злоупотребление наркотиками и алкоголем, депрессия, обсессивно-компульсивные симптомы, фиксация на темах смерти, суицидальные мысли и суициды.

Сейчас становится ясно, что многие люди, у которых симптомы синдрома Аспергера начали проявляться еще в раннем детстве, впервые обращаются за психиатрической помощью только во взрослом возрасте, без психиатрического опыта в детском и подростковом возрасте. Таким образом, взрослые люди с синдромом Аспергера часто попадают в поле зрения психиатров, не имея "верного диагноза". Подобные люди практически всегда получают самые разные диагнозы, когда обращаются к взрослому психиатру.

Наиболее частые диагнозы, которые ставятся подобным людям – это "личностное расстройство" (чаще всего обсессивно-компульсивное, параноидное, шизоидное, шизотипичное, избегающее или пограничное), "шизофрения или шизофреноформный психоз", "неспецифический психоз" или "аффективное расстройство".

Кроме того, я часто встречал людей с недиагностированным синдромом Аспергера, которые впервые попадали к психиатру в связи с алкоголизмом, другой химической зависимостью, странными нарушениями закона, приступами неконтролируемой ярости и агрессивным поведением, социальной фобией или измененными состояниями сознания в ситуации стресса.

Неверные диагнозы приводят к тому, что людям с синдромом Аспергера часто назначается лечение нейролептиками или другими лекарственными препаратами, которые зачастую не оказывают никакого благотворного воздействия, но могут вызвать серьезные побочные эффекты.

Как правило, у взрослого человека можно диагностировать существующий синдром Аспергера на основе (1) глубинного интервью людей, которые знали его в дошкольном и младшем школьном возрасте, и (2) личного клинического анализа и интервью с человеком, у которого подозревается синдром Аспергера. Как правило, можно поставить этот диагноз с большой степенью уверенности даже человеку старше 20 лет. Тем не менее, это требует значительных клинических знаний и опыта со стороны врача.

По этой причине все практикующие психиатры должны проходить отдельное обучение по расстройствам спектра аутизма и их диагностике у взрослых. Это единственный способ гарантировать, что взрослые люди с расстройствами аутистического спектра получат верный диагноз и помощь в будущем.

Заключительные замечания

Прогноз при синдроме Аспергера может быть очень разнообразным. Многие люди с этим расстройством хорошо функционируют во взрослом возрасте и могут добиться статуса лидера в определенной области. Тем не менее, подавляющее большинство людей с синдромом продолжают испытывать ограничения в социальном взаимодействии и различные повторяющиеся/ритуалистичные виды поведения. У некоторых развиваются тяжелые психиатрические проблемы. Существует большой риск, что подобные проблемы будут неверно интерпретированы и их лечение будет неадекватным. Улучшение знаний о синдроме Аспергера и других высокофункционирующих расстройствах спектра аутизма среди специалистов служб для взрослых, скорее всего, позволит предотвратить подобные ошибки.

Представленный выше материал — перевод главы 12 из книги Кристофера Гиллберга "Руководство по синдрому Аспергера" (Christopher Gillberg "A Guide to Asperger Syndrome").

Комментарии

Прочтение данной статьи вызвало у меня целый каскад рефлективных мыслей, потому что моя ситуацию похожа на то, что здесь описано. Я не люблю это слово "самодиагностированный". Однако ради экономии места и времени, скажу, что я самодигностированный аспи. Моя проблема заключается в том, что когда я попал в поле зрения психиатров год назад (в 23 года), мне поставили, не долго мудрствуя, вялотекущую шизофрению, иначе говоря, шизотипическое расстройство личности. Когда я стал интересоваться по интернету, что это за расстройство, как оно проявляет себя, то пришел в ужас от того, что у меня нет тех "типичных" сопутствующих данному расстройству проблем и особенностей, иными словами, есть веские причины полагать, что диагноз за уши притянут. Во-первых, это расстройство начинается с подросткового возраста, я же страдаю от своих особенностей с раннего детства. Во-вторых, анамнез собирался с пристрастием, не был учтен тот факт, что начиная с девятого класса я начал участвовал в олимпиадном движении и много ездил по России, так что находился часто не в привычной обстановке, и по этому поводу испытывал депрессию, не депрессии, а одну такую продолжительную депрессию. Не было совершенно никаких оснований ставить мне шизотипическое. Но похоже наши врачи не сильны в диагностике РАС, а обследование больше формальность. Проблема вероятно усугубилась тем, как я себя веду в общении с людьми. Я просто не могу себя вести так, как следует. Внутри я такой же адекватный, как и любой другой человек. Но в среди людей мне настолько неуютно, но я начинаю вести себя странно, чтобы избавиться от этого внутренненго дискомфорта. Но делаю это неосознанно, чаще просто не могу ничего с этим поделать. Либо я замкнут, либо слишком "экспессивен", а те эмоции, которые я изображаю, никогда не находятся в согласии с тем, как я себя чувствую.

Давно подозреваю у себя субклинический СА, и если базовой считать эту формулировку: "специфическая неспособность к быстрому реагированию и взаимодействию в социальных ситуациях и с другими людьми в целом." - то попадание стопроцентное.

Subscribe to Comments for "Кристофер Гиллберг: "Взрослые люди с синдромом Аспергера: долгосрочный прогноз""