You are here

История Алярики

Попытка №1.

Мне 7 лет. Недавно меня научили читать. Буквы я выучила давно, а складывать их в слоги не могла полгода. Не понимала, как. Когда поняла, остальное стало легко. Я читаю быстро, про себя, всё, что есть дома и в детском саду. В детский сад я иду после школы, потому что там брат, мы ждём родителей с работы. Мне разрешают читать всё. Мама с папой поговорили между собой, что если что-то будет лишнее для моего возраста, я просто не пойму, и ничего страшного. Я читаю разные книги и журналы – сказки, медицина, воспитание детей, домашнее хозяйство.
Я читаю статью в журнале. Аутизм у детей. Написано много, как в книгах про медицину. Появляется с 2 лет. «Мама - холодильник» (холодная, как холодильник?). 3 степени. Я внимательно читаю все признаки. У меня все такие же признаки, как при лёгкой степени. Только одного признака нет. Значит, аутизма у меня нет.
Но я знаю, что я неправильная. Я «не умею разговаривать с людьми». Мне иногда рассказывали про меня маленькую. Я с рождения не хотела сосать грудь. Меня рвало от еды. Меня никогда не кормят насильно. Весь первый год жизни орала, как от боли. Ходить стала позже одного года. Стала говорить понятно для других в два с лишним года. Я этого ничего не помню.
И в детском саду я занималась не так. Маме на меня жаловались, что я не пою, а только рот раскрываю. А что мне ещё было делать, если я не запоминаю слов? Показали мою поделку, недоделанную. Я не успела её сделать. Другие дети делали сразу. А я хотела придумать, как лучше, и ничего не успела. Я сама удивилась, когда потом на неё посмотрела. Но моя мама хорошая. Она делает вид, что всё так и надо.
Сейчас я почти правильная. Только во сне ангелы всё равно уговаривали сделать меня прививку, чтобы я была хорошая, как все. Они плакали, а я всё равно отказалась. Мне тоже была очень жалко. Но ангелы прилетают с ярким светом. От него больно. От прививки я не вылечусь, а умру.
Я читаю дальше, про лечение. Мне обязательно нужно вылечиться. Я никогда никому не расскажу, что разговариваю с воображаемыми людьми и бываю в воображаемых местах. Эти мысли занимают много времени. Я пыталась прекратить. Один раз я ни о чём таком не думала почти два дня. А потом стало очень плохо. Очень. Я не знаю, как сказать, как плохо. Я лучше буду неправильной. Я просто никому не скажу. Я не хочу в сумасшедший дом.
Жалко. Про лечение написано как-то не так. Я перечитываю много раз, почти выучила. При тяжёлой тяжести ничего не лечится. При средней тяжести нужно много заниматься с ребёнком, тогда он станет намного нормальнее. А лёгкую тяжесть лечить не нужно. Она сама пройдёт, к периоду полового созревания, иногда отдельные симптомы сохраняются до окончания школы.
Ладно. Я подожду. До тринадцати лет. Или до семнадцати.

Интерлюдия.

17 лет.
Я уже давно точно выяснила, что с шизофренией работать врачом можно.

Попытка №2.

Уже темнеет. Ещё бы – время почти 8 вечера. Но я пока не буду включать свет: даже если включить часть ламп, будет ярковато. Пока поработаю при свете монитора. К тому же не хочется привлекать к себе внимание с улицы – только ненормальный будет работать в воскресенье.
Но у меня нет другого выхода. Это только в первые два года работы я думала, что пообвыкнусь и буду работать так же быстро и хорошо, как мама и другие врачи. Как же. Либо быстро, либо хорошо. Если чуть потороплюсь, пропускаю очевиднейшие симптомы (как в басне: «Слона-то я и не приметил!»). К тому же я не могу чередовать разные виды работы. Всё по-очереди: с утра приём, после обеда вызова, после работы быстренько собраться к завтрашнему дню, иначе вдруг наступит приступ слабости. Иногда ближе к ночи я нахожу в себе силы и напишу хоть часть карточек. Ну а нет, так нет, вся остальная работа в выходные. Как сегодня. Но зато я всё сделаю в один день. Я здесь уже с 10 утра, перерыв на обед полчаса, уйду в 21-00. Жаль, что у меня медсестра не умеет работать на компьютере. До компьютера я всё успевала сделать за счёт своего личного времени. А как сделали и бумажные амбулаторные карты, так и электронные, я не успеваю ничего. И кто только делал эту программу, от которой ждёшь отклика 5 – 20 секунд? Интернет быстрый, дело в сервере и программе. В «World of Warcraft» никогда таких проблем не было, если б не надоел, играла бы и сейчас, жаль, что платный.
Но на компьютере мне всё равно нравится. Работу компьютеров я понимаю. Как и кошек. И как люди могут говорить, что они от компьютера болеют? Глаза у них болят, «хондроз» обостряется. У меня никогда такого нет. Вообще-то, как и будет, если я не сижу за компьютером спокойно: я миллионы раз смотрю в окно, размахиваю руками и постукиваю ими, пою. Жаль, голоса и памяти нет, мне приходится петь каждый куплет раз по сто, пока не надоест. Раскачиваюсь… Стоп. Я раскачиваюсь, как аутистка. Мысль звучит чётко, как не моя. Чётко, моим голосом, но не моя. Обычно у меня в голове только обрывки мыслей, как листья на ветру, и без голоса, поэтому так трудно их потом складывать в слова. Но я не пугаюсь. Я уже давно знаю, что у меня нет ни шизофрении, ни психопатии, ни акцентуации. Нужно понять, откуда взялась эта мысль, такие странные мысли всегда имеют очень чёткую причину.
Да, три дня назад я была в психо-неврологическом доме-интернате, консультировала нескольких человек, видела двух так же раскачивающихся, научилась от них. Нет, не подходит, движения уж больно привычные. А вдруг я всегда так, когда никого нет? И разве бывает аутизм у взрослых? Он же только у детей, я всё помню. А кто знает, по новым правилам, может, и бывает. Я не смотрю телевизор, он меня нервирует, но 10 дней назад слышала, как по телевизору говорили, что у Натальи Водяновой взрослая сестра-аутистка, её оставили одну без помощи няни в незнакомом месте, типа как в кафе. Я ещё собиралась посмотреть в интернете подробности.
Почти подходит, да не совсем. Чужие люди, даже известные, меня не интересуют. А вот то, что я позавчера распрощалась с молодым человеком, это да. Мы встречались и перезванивались неделю, почти неделю. На 6-й день я не выдержала напряжения, нервный срыв на работе. А это был почти рекорд. Самый максимум я встречалась с мужчиной 1,5 месяца. Но я всегда не выдерживаю. Трудно всегда объяснить причину при расставании, особенно когда не понимаешь ничего. Говоришь правду, что не выдерживаешь, нет сил ни на что – не верят, продолжают навязываться. Поэтому в последний раз я соврала. Я долго думала, какую причину сказать, чтобы надёжно и сразу расстаться. Я позвонила и сказала, что я нервно-психически больная, и это передаётся на детей. Потом ложь показалась мне уж больно складной.
Что же. План поиска в интернете теперь ясен. I Pad у меня всегда с собой. Набираю: «аутизм у взрослых». Выбираю ссылку – «синдром Аспергера у взрослых». В первый раз эти слова вижу, но это самая частая ссылка. Википедия. Читаю. Нет. Слава Богу, нет. У меня такого нет точно. Я никогда не хотела быть такой. Всё понятно, можно успокоиться и выходить. Но я добросовестная, я читаю до конца страницы.
Я всегда читаю всё, даже ссылки. Одна ссылка меня очень привлекает – «Тест на русском языке». Я люблю тесты, даже бесполезные, всегда на них отвечаю. Переход на другую страницу. Тест AQ. Отвечаю на все вопросы. Не понимаю их смысла, но отвечаю как есть. Результат. AQ = 33. Красным цветом. Высокий результат. Фигня. Тест неправильный. Тут так и написано, что он часто неправильный. Я осматриваюсь на сайте. На всякий случай запоминаю адрес – aspergers.ru. Тут много информации. Выбираю: «Тесты для самодиагностики». Классно! Столько тестов! Сейчас я на них на всех отвечу. Настроение у меня хорошее, как раз заканчиваю свою работу на компьютере, в промежутках между зависаниями рабочей программы у меня будет замечательное развлечение. Дальше настроение опять портится. Все тесты с высокими результатами. Все, кроме теста SQ (уровень систематизации). Но я уже не маленькая. Я давно знаю - недостаток одного симптома не исключает диагноза. Тем более теперь я поняла смысл вопросов. Я не хочу быть больной. На меня резко накатывает слабость. Нужно срочно попасть домой, пока не стало совсем плохо. Я подумаю об этом потом.

Послесловие.

Прошло около года. Мне уже 40 лет. В моей жизни по существу ничего не поменялось. Насколько возможно, я приспособилась самостоятельно и до этого. Теперь легче, потому что осознанно. Теперь я замечаю у себя ещё больше «ненормальностей», чем раньше. Но в интернете же я нахожу и возможные меры приспособления к ним. Как и раньше, я постоянно нахожусь в двух мирах: реальном и воображаемом. В реальном мире я об аутизме почти никому не сказала. Врач-аутист. Это был бы чёрный пиар для меня. Для себя теперь я знаю, что я не ненормальная, и не больная. У всех свои особенности в жизни. Я хотела бы быть другой, но знаю, что это невозможно, поэтому не хочу. Я та, кто я есть.

Комментарии

Комментарий: 

Ох, как же вас хватает столько лет в поликлинике-то работать?! Я поражена. Это ведь несколько часов непрерывно в кабинете с людьми, это поток лиц, это ты всегда виноватая во всех проблемах начальства, пациентов и минздрава в целом, на участке одни и те же больные из года в год, которые ожидают, что ты их будешь помнить, рассказывают о своих семейных делах и расспрашивают о твоих, с которыми волей-неволей ты должна устанавливать какие-то неофициальные отношения... но самое главное - это сплошной поток людей и невозможность в течение рабочего дня никуда от них спрятаться. Я не представляю, какой запас душевных сил надо иметь, чтобы работать врачом в поликлинике. Я за три года работы там от этого чуть не сдохла (в смысле эмоциональном и физическом). Консультанту в стационаре гораздо легче в плане необходимости общения с людьми.

Комментарий: 

Как раз в стационаре мне работать невозможно. Ещё давно сказала заведующей терапией, что никогда не буду замещать её, иначе всех там поубиваю. Невозможно разговаривать с одним и тем же человеком долго или несколько раз в день.
А в поликлинике: мой кабинет - мои правила. Людей обычно распознаю по голосу или по данным на амбулаторной карте. Личных вопросов не терплю (если нужно, беседу поддерживает медсестра). Больше одного человека в кабинет не пускаю. Если не могу долго разговаривать, приступаю к осмотру, лечение выдаю письменно. Да, некоторые считают меня странной. На самом деле я умею выглядеть нормально, но постоянно удерживаться в одном состоянии нереально.
Плохо, если ситуация нестандартная: или человеку не нравится моя манера общения, или конфликтная ситуация, или что-то экстренное. Тогда нужно напрягаться. Силы уходят в никуда, как вода в песок. Нередко на грани приступа (мелтдауна). У меня есть приспособительные меры. Хотя бы то, что я заранее обдумываю все возможные варианты при всех ситуациях.
Если бы я раньше знала, что никогда ни к чему не привыкну... Возможно, всё было бы по-другому. А может, и нет. Вскоре после "самодиагностики" после очередного конфликта с начальством я подала заявление на увольнение. Через два дня забрала его. Потому что всё равно мне нравится моя работа. И из-за зарплаты. По-новому приспосабливаться в другом месте уже невозможно.

Комментарий: 

Да мне в стационаре только дежурным врачом или консультантом (пришла, 2-6 человек посмотрела и ушла) работать получается. Если выхожу в день, как все нормальные люди, так уже через месяц накапливается стресс и начинаю болеть. (((
Если б знала, что даже освоив навыки общения, буду так же уставать от людей - выбрала бы другую специальность.

Комментарий: 

А я не знаю, как выбрала бы. И с людьми плохо (устаю сильно), и без людей тоже плохо (целиком ухожу в себя, и тревожность неконтролируемая). Как один мне сказал, что если бы у него было бы такое похмелье, как у меня, он давно бы бросил пить (в смысле я не пью, а раньше иногда). В таком случае нужно ещё бросить есть (из-за тошноты), не ездить на машинах (из-за укачивания), не выходить на улицу (из-за солнца) и т.д. Как в присказке "мыши плакали, кололись, но продолжали жрать кактус". Я поэтому вовсе не уверена, возможно ли считать аутизм разновидностью нормальной психики (как по теории нейроразнообразия), т.к. ограничения по жизни весьма существенны (и связаны не с обществом, а именно с внутренними причинами), а плюсы довольно странные.
Однако и любое лечение не для меня. Не переношу касательства к себе ни физического, ни морального.
Спасибо, что отвечали. Боялась неадекватных комментариев.

Subscribe to Comments for "История Алярики"