You are here

Анна Ремингтон и Ута Фрит: "Теория интенсивного мира вызывает серьёзное беспокойство"

21 января 2014 г.

Интенсивность в действии: хотя теория интенсивного мира — это теория, предполагаемые ею терапии реальны и могут принести как пользу, так и вред.

За прошедшие несколько лет новая теория аутизма — "теория интенсивного мира", предложенная Генри и Камиллой Маркрамами [1,2] — вызвала много интереса у популярной прессы. Две желанные особенности теории состоят в том, что она даёт более позитивный взгляд на аутизм, и в том, что Маркрамы основывают её на биологическом понимании этого расстройства.

В ней предполагается, что аутизм представляет собой результат гиперфункции нервной схемы, ведущий как к проявлениям одарённости, так и к состоянию перевозбуждения. Журналистка Майя Салавиц подробно описала эту теорию в новом онлайновом журнале "Matter".

Хотя все мы стремимся к всеобъемлющей теории аутизма, и идея привлекательна, теория до сих пор очень мало академически проверена. Мы слишком хорошо знаем об ущербе, к которому может привести преждевременное вынесение исследователями гипотезы в публичное пространство — например, необоснованных утверждений о связи вакцины против кори, свинки и краснухи и аутизма.

Наше особое беспокойство вызывает сконцентрированность теории интенсивного мира на предполагаемых радикальных методах лечения лиц с аутизмом, а именно изоляции от стимуляции в младенчестве. Маркрамы не просто намекают на такое вмешательство, но и напрямую говорят о нём. Однако если теория некорректна, такое лечение может оказаться разрушительным. Как ярко показало исследование румынских детей-сирот, недостаток стимуляции и обеднение нервного входа при раннем развитии нарушают у детей социальное, когнитивное и эмоциональное функционирование [3].

Поэтому мы спрашиваем: из чего возникла эта теория интенсивного мира? Так ли она позитивна, как преподносится, и что это означает для аутизма?

Крысиная модель
Теория интенсивного мира базируется на данных из двух экспериментальных исследований с использованием крысиной модели аутизма с вальпроевой кислотой (ВПК). Воздействие ВПК, лекарства от эпилепсии, в ходе беременности приводит к уменьшению у крысят социального взаимодействия, возрастанию повторяющегося поведения и потере нейронов в мозжечке.

Маркрамы и их коллеги обнаружили, что миндалина и медиальная префронтальная кора у этих крыс гиперреактивна, гиперсвязна и гиперпластична [4,5]. В их мозгу обнаруживаются изменения в балансе нервных сигналов возбуждения и торможения, а также в эффективности взаимодействия между нейронами, что может оказывать значительное влияние на поведение.

Маркрамы экстраполируют эти результаты, чтобы предположить наличие повышенной активности в некоторых областях мозга людей с аутизмом, ведущей к сверхактивности восприятия, памяти и процессов внимания. Это, говорят они, сверхвозможности, которыми обладают все люди с аутизмом. Эти черты проявляются в крайней чувствительности к сенсорным стимулам, повышенном чувстве страха и сверх-эмоциональности. В теории интенсивного мира предполагается, что для того, чтобы справиться с этой интенсивностью, люди с аутизмом имеют тенденцию закрываться и изолироваться от внешнего мира.

Эта идея сенсорной перегруженности при аутизме не нова, и действительно, недавно Американская психиатрическая ассоциация модифицировала диагностические критерии аутизма, чтобы включить необычные сенсорные реакции в качестве одной из основных черт. Однако тогда как крысы из модели с ВПК могут демонстрировать гиперчувствительность, данные по людям гораздо менее отчётливы.

У людей с аутизмом сенсорные симптомы проявляются как беспорядочно варьирующиеся: от гиперчувствительности (сильная реакция на звуки, свет и прикосновения) до гипочуствительности (затруднения с ориентировкой на звуки и низкое чувство боли) и поведения "сенсорного поиска" (тяга к интенсивной сенсорной стимуляции), как написано в обзоре 2005 года по почти 50-летней литературе по сенсорным аномалиям при аутизме [6] и в дискуссии по этой теме 2013 года [7].

Объединяющая теория должна объяснять все наблюдения, а не только некоторые. Нам настоятельно необходимо исследовать поведенческие особенности, которые сопровождают нейробиологические изменения, наблюдаемые в крысиной модели с ВПК. Приводят ли предложенные гиперреактивность, гиперпластичность и гиперсвязность к повышению или к понижению обработки информации мозгом? В настоящее время нет консенсуса по тому, облегчает ли повышенная нейронная активность функционирование мозга или препятствует ему [8,9].

Обращение к савантизму
Для сообщества вокруг аутизма одной из привлекательных черт теории является способ, которым Маркрамы критикуют "модели дефицита" аутизма и продвигают аутизм как набор усиленных возможностей, а не как нарушение. При более внимательном взгляде на теорию интенсивного мира картина, однако, не столь однозначно позитивна, как гласят комментарии. Маркрамы описывают аутизм как постоянное чувство "похмелья и невысыпания" и говорят, что для него характерны крайние реакции страха.

Действительно, они очерчивают все "возможности" как проблематичные симптомы, которые нужно умерить, прежде чем человек сможет функционировать осмысленно и демонстрировать повышенные способности. По контрасту, другие модели, такие как модель "усиленного функционирования восприятия", описывают подлинные навыки и превосходящие способности, наблюдаемые при аутизме [10,11].

Так как же теория интенсивного мира влияет на лечение аутизма? В своих публикациях исследователи констатируют, что их утверждения "должны быть обоснованы в систематических и контролируемых экспериментах на людях", прежде чем делать какие-либо прогнозы относительно лечения [2].

Тем не менее, по контрасту с высказанным предостережением, в популярной прессе Маркрамы призывают к радикальному изменению методов, которыми врачи и исследователи лечат детей с аутизмом.

В одном из таких интервью они сказали: "На раннем этапе жизни ребёнка повторение является реакцией на крайний страх. Аутист воспринимает, чувствует и боится слишком многого. Позволяйте им иметь свои рутины, никаких компьютеров, телевизора, никаких резких цветов, никаких сюрпризов. Это противоположно тому, что родителям говорят делать. Мы в самом деле думаем, что если вы сможете создать отфильтрованное окружение на раннем этапе жизни, вы сможете получить под конец невероятно гениального ребёнка без многих сенсорных проблем".

Это тревожный возврат к временам, когда исследователь неоправданно связал бездействие родителей с тяжестью аутизма. Более того, заявления такого типа сразу рождают опасения пропустить окно возможностей, а также неоправданно высокие ожидания. Отметим также выраженную Ари Нейманом, президентом "Сети самоадвокации аутистов", обеспокоенность о том, что мы не должны связывать ценность ребёнка с аутизмом с тем, имеет он или она особые способности.

Мы призываем к осторожности, пока исследователи не протестируют теорию должным образом. Нам необходимо проверить эту теорию, прежде чем она сможет формировать наше восприятие и лечение аутизма. Как только это будет сделано, мы можем оказаться с крайне интересной заявкой. В настоящее же время мы по-прежнему крайне обеспокоены.

Анна Ремингтон — преподаватель когнитивной науки в Центре исследований аутизма и образования в Институте образования в Лондоне. Ута Фрит — почётный профессор когнитивной нейронауки в Университетском колледже Лондона.

Ссылки
1: Markram H. et al. Front. Neurosci. 1, 77–96 (2007) PubMed
2: Markram K. and H. Markram Front. Hum. Neurosci. 4, 224 (2010) PubMed
3: Chugani H.T. et al. Neuroimage 14, 1290–1301 (2001) PubMed
4: Rinaldi T. et al. Front. Neural Circuits 2, 4 (2008) PubMed
5: Markram K. et al. Neuropsychopharmacology 33, 901–912 (2008) PubMed
6: Rogers S.J. and S. Ozonoff J. Child Psychol. Psychiatry 46, 1255–1268 (2005) PubMed
7: Pellicano E. Child Dev. Persp. 7, 143–148 (2013) Abstract
8: Rubenstein J.L. and M.M. Merzenich Genes Brain Behav. 2, 255–267 (2003) PubMed
9: McIntosh A.R. et al. Arch. Ital. Biol. 148, 323–337 (2010) PubMed
10: Samson F. et al. Hum. Brain Mapp. 33, 1553–1581 (2012) PubMed
11: Mottron L. et al. J. Autism Dev. Disord. 36, 27–43 (2006) PubMed
 

Представленный выше материал — перевод текста "Intense world theory raises intense worries".

Subscribe to Comments for "Анна Ремингтон и Ута Фрит: "Теория интенсивного мира вызывает серьёзное беспокойство""